24-05 17:27

В здании администрации города Екатеринбурга сегодня прошла встреча депутатов Гордумы с жителями города, неравнодушными как к судьбе сквера у театра драмы, так и к участи храма святой Екатерины.

Встреча народных избранников с избирателями прошла почти так же шумно, какими шумными были все протестные дни в сквере. Разве что ОМОН не понадобился, чтобы кого-то разгонять. Оказалось, екатеринбуржцы вполне обходятся без вмешательства силовиков.

Главным вопросом на повестке обсуждений стал способом, при помощи которого будет выясняться мнение горожан относительно места под храм. В повестку были включены и другие вопросы, но за два часа дискуссий их коснуться успели только кратко.

С предварительным словом выступил невыбранный мэр Екатеринбурга Александр Высокинский. Он в двух предложениях напомнил суть проблемы и выразил надежду, что мероприятие станет объединяющим, а затем самоустранился от дебатов. И это оказалось весьма дальновидно: свою долю «любви» от народа мэр уже получил на прошлой неделе в сквере, пришла очередь депутатов услышать в свой адрес сомнения в компетентности, предложения уйти в отставку и прочие малоприятные вещи.

В своём выступлении Председатель Екатеринбургской городской Думы Игорь Володин попытался принизить масштаб проблемы на том основании, что сквер интересует только жителей Верх-Исетского и Ленинского районов города. Такой вывод он сделал из того, что обращения о сквере к нему лично поступают в основном от жильцов этих районов. Но тут же выяснилось, что в мэрию в этот день не поленились приехать ради решения «скверного» конфликта жители самых разных городских районов, в том числе – отдаленных окраин.

Председатель избирательной комиссии Екатеринбурга Илья Захаров подхватил тезис Володина о том, что сквер и храма – не та тема, которая могла бы привести половину населения города на референдум. А продолжил выступление доводами, поясняющими, почему администрация так упорно отказывается от референдума в пользу опроса: это дорого, это долго и это сложно. Сложно, потому что очень уж много требований предъявляет закон к проведению референдума, от правильности формулировок вопросов до обеспечения минимальной явки.

Обсуждения моментально перешли в горячую фазу. Кто-то заверял, что горожане выйдут на референдум чуть ли не в полном составе, вплоть до последнего жителя, кто-то напоминал о больших деньгах, которые будут потрачены впустую, если городская власть согласится на проведение референдума. И с той, и с другой стороны делались попытки перебить оппонентов, и выступления людей часто тонули в шуме.

Попробовал ввести шумные споры в конструктивное русло единственный депутат, который все горячие дни «скверной» недели был с народом, в гуще событий. Константин Киселев напомнил, что цель собрания – достичь компромисса и согласия, и попытался обрисовать правила, по которым можно было бы устроить опрос так, чтобы результаты его ни у кого не вызвали сомнений.

Голос разума услышали не все. Один молодой человек начал допытываться у депутата, зачем устанавливать минимальный порог явки в 300 тысяч человек и никак не желая понять, что цифра эта взята для примера, а не является конечной. Некий православный активист и потроллить защитников сквера успел, предложив принять за правило, что если 300 000 человек не примет участие в опросе, храм будет строиться в сквере.

Ближе к финалу встречи в зале поднялся священник Максим Миняйло. Он согласился с тем, что собрались все в мэрии ради мирного решения, но тут же уточнил, что храм – это и есть мирное решение. Продолжил он неким путанным сравнением храма с маленьким Маугли, который бредет по страшным джунглям, а заступиться-то за него и некому (видимо, бойцы РМК и ряды бойцов ОМОНа в глазах священников выглядят заступниками ненадежными). Миняйло попросил предоставить слово своему коллеге в рясе, отцу Вениамину, который должен был зачитать некий документ. Зал поддержал выступление молодого священника с преждевременной радостью. «Документ», зачитываемый отцом Вениамином оказался официальным обращением к мэру Высокинскому и содержал формулировки, вызвавшие новые возмущения в зале.

Договориться опять не получилось. Разве что наметился компромиссный выход – если опрос по храму не вызывает у людей доверие, а референдум слишком дорог и вряд ли (по тем или иным причинам) возможен, провести опрос, но с элементами референдума. Будет ли так и сделано, покажет ближайшее будущее.

Служба информации KRIKNEWS


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ